February 6th, 2006

Tilda_red

Итоги

1. Выходных не было. Не запомнила, не заметила. Усталость как в пятницу вечером, разница лишь в том, что сегодня утро понедельника.
2. Реальность в очередной раз не совпала с ожиданием. Но это ерунда. Главное - не думать о белой обезьяне.
3. Сегодня первый день моей оставшейся жизни. Нет никаких понедельников, Новых годов и прочей байды, кроме этого первого дня.
4. Простите дурной пафос.
Tilda_red

Да какая, к черту тема....

Упорные, мы всегда находим причины для того, чтобы не быть довольными жизнью. Мы впадаем в кататонию, когда реальность не совпадает с нашими представлениями о ней – практически всегда! – иллюзорными. Мы заранее боимся отказа человека, форма чьих губ и цвет глаз позволят нам чуть меньше бояться вечности, но смутно надеемся в глубине души, что человек этот останется с нами – на ту же самую вечность.
Время, как водится, сыплется песком сквозь пальцы, мы устаем пересчитывать песчинки – бесполезное занятие, прямо скажем. Вместе с песком рассыпаются прахом надежды – только для того, чтобы освободить место новым. Они нарастают мхом, заполняют поры и трещины кожи, чтобы к вечеру или утру осыпаться вновь. Наши души – настоящие кладбища надежд, могильные плиты, заросшие ромашкой и шалфеем, чабрецом и бессмертником.
Нам необходимы страсти. Сильные, яркие, четкие ощущения – не спектакль с актерами второго состава, лениво наблюдаемый через пыльное стекло, а представление на сцене Большого, да в день премьеры, не иначе. Без страстей мы чахнем и сохнем, мелкие страстишки питают нас поскольку-постольку, сон и работа, сон и работа, старые дороги, где знаком в лицо каждый воробей. И потому однажды мы заболеваем скукой. Инъекцией, новой дозой, становится тот самый человек – с совершенной формой губ и непередаваемым цветом глаз. А он отказывается дать нам дозу.
Чистой, кристальной воды эгоизм – разобидеться, по сути – на самого себя, на тот факт, что мир несовершенен в нашем лице. Мы знаем это, но обижаемся все равно, обижаемся как дети, у которых отняли игрушку. Дети обычно злы. Игрушку, что нет у них, но есть у соседа по песочнице – стремятся сломать.
Мы маскируем детей под маской циничных взрослых, мы давно научились играть тысячу ролей. Мы боимся того, что однажды маски прирастут. Мы захотим их снять – и не сможем.
Но по-другому – никак.
  • Current Music
    Снайперы - Тоска